Предания старины глубокой

Мысль уносит нас не только далеко вперед, в будущее, но и возвращает назад - к истории. (Приручение происходило еще в доисторические времена).

Изображения собак находятся на древнейших памятниках Египта, пирамидах Абизура и Гинея (3-я династия, 3500 лет до нашей эры). Эти собаки напоминают современных борзых - такие же поджарые, высокие, сухие, тонкие. Обычно они либо сопровождают нубийских лучников - отборные войска египетских фараонов, либо хозяина, несущего убитую дичь.

Около 4000 лет до нашей эры насчитывают изображения, найденные в Месопотамии: охота с собаками на диких ослов - онагров. Собаки напоминают современных догов. Мотивы охоты и войны - самые распространенные в каменных свидетельствах давнего содружества человека и собаки. Их находят и в пещерах, нанесенными несмывающейся краской рукой первобытного художника.

Кстати, изображения на гробницах свидетельствуют, что купирование ушей у собак производилось уже в древности, и, вероятно, в этом был свой смысл: схваченное за уши животное становилось беспомощным.

Египте собаки приводили в движение водяные колеса, поднимавшие воду с глубины для полива полей. Очень чтили египтяне комнатных собак, хранительниц неприкосновенности семейного очага. Если собака погибала, владелец постригал волосы на голове, животное бальзамировали и торжественно погребали.

Римский писатель Элиан указывает, что египтяне высоко оценивали ум собак. Так, они подметили, что собаки, желая утолить жажду из Нила, не лакали воду сразу досыта, а бежали вдоль берега, хватая ее понемногу. Этим псы избегали опасности быть схваченными и съеденными крокодилами.

Некоторые исследователи склонны и происхождение слова «собака» связывать с древним государством на берегах Нила: там был город Собек, а в нем - храм, где в честь собак устраивались пышные празднества и богослужения.

Собаку уважали, но от нее и требовали. В Риме с 390 года и до нашей эры несколько собак ежегодно подвергались публично жестокой смерти - «в знак выражения мести за то, что Капитолий спасли не они, а гуси». Это одновременно было и своеобразное поучение - напоминание для молодых солдат - легионеров: помни о своем долге Долг превыше всего.