Предания старины глубокой

Что за дьявольская собака, какой демон вселился в нее? Но тут же сонная одурь соскакивает с самых беспечных, хмель вмиг улетучивается из головы. Пробудился весь город. «К оружию К оружию» - раздался общий крик. Зажглись огни. Схватив оружие, солдаты и горожане поспешили на выручку крепости. Затихший было бой вспыхнул с новой силой. Яростный штурм был отбит, Коринф спасен от гибели и разграбления.

В короткое время все переменилось: защищавшие акрополь сами превратились в насидавших, а нападавшие стали преследуемыми. Ища спасения в бегстве, они направлялись к кораблям, чтоб скорее достичь их, бросались вплавь и тонули в море.

Зотер стал героем Коринфа. Его чествовали как победителя, как мудрейшего из псов, проявившего в роковую минуту поразительную догадливость и сообразительность. О нем говорили на всех площадях, лучшие ораторы восхваляли его.

Народное собрание города единодушно постановило: поручить искуснейшим мастерам изготовить дорогой ошейник с надписью «Защитник и спаситель Коринфа», и пусть Зотер всегда носит его.

В акрополе воздвигли большую мраморную колонну. На ней резцом художника был запечатлен трагический момент - враги уже проникли за крепостные стены, уже пало сорок девять могучих псов, и лишв Зотер, только один уцелевший Зотер бьет тревогу, побуждая граждан Коринфа взяться за оружие.

Таков был первый монумент, увековечивший славу Собаки.

Возможно, существовали более ранние, но нам они не известны.

Об удивительных свойствах собачьей натуры, уже тогда поражавших воображение людей, говорят многие древние авторы.

В Афинах отличилась собака, охранявшая сокровища в храме.

Однажды в храм проник вор. Он похитил лучшие драгоценности. Собака лаяла, старалась помешать ему, но сторожа крепко спали, никто не услышал, не пришел к ней на помощь.

Тогда она стала по пятам преследовать вора. Она шла за ним неотступно и день, и два. Останавливался он - останавливалась она. Он располагался на ночлег - она тоже устраивалась на отдых неподалеку, не спуская, однако, глаз со спящего. Сколько он ни пытался прогнать ее или подманить, не получалось ничего. Близко она не подходила, пищу из его рук отказывалась брать, хотя от встречных путников принимала охотно.