Дрессировка волкодавов



Этим собакам, что называется, не до игр. Их жизненный цикл прост и надежен: спокойное накопление энергии — жесткий короткий поединок — спокойное накопление энергии. Тратить попусту силы на беготню, лай и «завоевание качалки» они не будут ни при каких обстоятельствах.
Такой образ жизни, «вырабатывание всего себя» за считанные секунды схватки в случае смертоносных контактов с хищником, длился тысячелетия. И дал уникальный характер кавказской овчарки: взрывной (немыслимые сочетания вялости, граничащей с флегматичностью, когда рядом «свой» и все спокойно, со скоростными реакциями, не знающими аналогов в собачьем мире, если враг приблизился), предельно уравновешенный (переход от возбуждения к полному спокойствию занимает долю секунды!), с долей разумной осторожности, что свидетельствует о высочайшем интеллекте. Добавьте сюда свободолюбие и упрямство. А теперь представьте себе дрессировщика, скачущего перед 8-10-месячным кавказцем с валиком.
Во-первых,будучи щенком по развитию, кавказец в этом возрасте уже старается выглядеть взрослым (этакие «мужички»).
Во-вторых,кавказец играет только тогда, когда сам того пожелает, решительно не сообразуясь с графиком занятий.
В-третьих, смалознакомыми людьми он и вовсе не склонен играть!
Поэтому при спортивном методе дрессировщик натыкается на непробиваемую стену: или собака неожиданно вместо «валика-качалки» на 2–3 секунды проявляет «интерес» к самому дрессировщику, что в подавляющем большинстве случаев «чревато», или симулирует приступ «полнейшего непонимания».
Оказавшись перед таким небогатым выбором, большинство дрессировщиков, пока их не обвинили в непрофессионализме, быстренько заявляют, что собака ни на что не годна, при этом не забывая взять плату за проделанную «работу». Объем этой работы зависит исключительно от порядочности дрессировщика и воспитанности владельца.
Если же с кавказцем работает поклонник методик, где мозги дрессировщика «объявляют суверенитет», то есть руки и ноги чего-то делают, а голова об этом не задумывается, то результат получаем практически аналогичный предыдущему.
Первый раз собака верит во «врага» и вцепляется с яростью в рукав, поскольку больше ни до чего не может дотянуться.

Автор: Валерий Высоцкий