Пес на авиаконтроле

Четвероногий страж – самая надежная защита от подрывника-террориста

25 декабря на борту лайнера А-330, следовавшего из Амстердама в Детройт с 278 пассажирами на борту, 23-летний нигериец Умар Фарук Абдул Муталлаб попытался привести в действие самодельное взрывное устройство. Однако бомба не сработала. Пассажиры и стюарды своевременно заметили дым, набросились на шахида и обезвредили его.

СЛИШКОМ ДОРОГАЯ ЗАЩИТА
Злоумышленник, получивший значительные ожоги и травмы, был задержан. Ему не удалось уничтожить самолет, но он тем не менее нанес колоссальный ущерб авиатранспортному бизнесу планеты. Ибо этот неудавшийся теракт вызвал обвальные задержки рейсов, суматоху и неразбериху в аэропортах. А все от того, что подавляющее число служб контроля и безопасности авиатранспорта не оснащены пока системами, которые позволяли бы проверить наличие на теле пассажира взрывчатых веществ или их компонентов. Те устройства, которые сегодня на контроле, для этого не предназначены.

Думается, каждый из нас многократно их встречал – черный ящик со шторкой, за которой исчезали наши портфели, сумки, а порой – и башмаки. Называется такой ящик рентгено-телевизионным детектором, и применяется он для обнаружения оружия и взрывчатки службами безопасности аэропортов, морских пассажирских терминалов, важных объектов и многих государственных и частных офисов. Работа этих детекторов основана на сопоставлении плотности обследуемых веществ: плотность взрывчатки отличается от таких материалов, как кожа, полимеры, ткани. Но подобный досмотр требует высокой квалификации персонала, к тому же система часто срабатывает вхолостую, не заметив при этом спрятанную в другом материале взрывчатку. В систему охраны входит также входная рамка – металлоискатель. Сегодня вполне очевидно: этот комплекс не обеспечивает надежной проверки самого пассажира. Что и продемонстрировал шахид в Амстердаме.

Гораздо более эффективны детекторы нейтронного анализа, подсоединенные к рентгено-телевизионным камерам. У них иной принцип действия. В состав практически всех взрывчатых материалов – от классического динамита до самых экзотических видов пластической взрывчатки – входит азот, его доля достигает 20–30% от массы ВВ. Наличие высокой концентрации азота как раз и позволяет с большой долей вероятности судить о том, что в исследуемом объекте есть взрывчатка. Но каждый такой комбинированный аппарат стоит не менее 1,5 млн. долл. Поэтому, естественно, устанавливаются они только на самых важных объектах. К примеру – в 10 крупнейших аэропортах США. Но и в них детекторы проверяют лишь основной багаж пассажиров. А ручную кладь – те же ненадежные рентген-телевизоры.

Что и говорить – такие методы контроля позволяют злоумышленникам пронести взрывное устройство на любой охраняемый объект.

Правда, за последнее десятилетие в разных странах изобретены гораздо более эффективные приборы поиска взрывчатки. Назову лишь некоторые. Газоаналитическая аппаратура, газовые хроматографы, разработанные в Оксфорде (Великобритания), обладают вдвое большей чувствительностью, чем рентгеновские. В 2005 году учеными из Кембриджского технологического института (штат Массачусетс) было создано сверхчувствительное устройство для обнаружения взрывчатых веществ – нейтронный детектор. Он способен работать на расстоянии и может применяться для обнаружения террористов-смертников или поиска мин.

Ученые из университета Осаки (Япония) разработали новую технику, которая позволяет детектировать взрывчатые вещества с помощью радиоволн. По словам профессора Хидео Итоцаки, руководителя проекта, создано устройство под названием SQUID, которое имеет очень чувствительный сенсор магнитного поля и может зарегистрировать колебания атомов азота, распознавая таким образом ВВ. Новинка вполне эффективна, обнаруживает взрывчатку, даже запрятанную в герметичном корпусе.

Не имеющее аналогов поисковое устройство создано в Технионе, находящемся в Хайфе. Израильтяне изобрели прибор, анализирующий запахи, который фиксирует наличие нескольких десятков молекул в одном кубическом сантиметре газа и указывает носитель этого запаха с точностью до 20 см. Но этот прибор пока установлен лишь на разведывательных беспилотниках и применяется для поиска лидеров ХАМАС.

Наконец, начал внедряться детектор, «раздевающий» пассажира и демонстрирующий все, что к его телу прикреплено под одеждой.

Автор мог бы назвать по крайней мере еще полдюжины новых весьма эффективных детекторов взрывчатки, которые проверены, но не применяются на практике. Ибо они весьма недешевы. А кроме того или громоздки, или капризны, или требуют операторов в ранге доктора наук.

ПРОВЕРЕНО НА ПРАКТИКЕ
Между тем существует универсальный и безотказный способ обнаружения взрывных «сюрпризов». Он известен еще в конце 30-х годов прошлого века и эффективно применялся, начиная с 1942 года. Речь идет об использовании для поиска мин и других устройств, содержащих взрывчатку, собак минно-розыскной службы (МРС). Именно они способствовали обезвреживанию на территории СССР в период Великой Отечественной войны и после нее более 12 млн. мин и других взрывоопасных объектов. Собаки МРС широко применялись в 40-й армии в Афганистане. Таким образом, их высокая эффективность и безусловная надежность при поиске взрывчатки проверена почти 80-летней практикой работы в самых различных условиях климата и местности. Мой собственный немалый опыт подтверждает это же.
Средний по чутью пес улавливает запах взрывчатки на расстоянии 30–50 м на открытой поверхности и до 7–9 м – в упаковке, в зависимости от ее герметичности и величины заряда. Кроме того, быстрота и точность распознавания зависят в основном от породы собаки. В России для поиска ВВ используются кавказские, шотландские и немецкие овчарки, а также спаниели и доберманы. С 1995 года к ним присоединились русские черные терьеры.
Если говорить о проблемах подготовки таких собак, то главной из них еще недавно являлся широкий спектр современных взрывчатых веществ. Животных приходилось постепенно приучать к тому, чтобы они были способны различать запахи 11 наиболее распространенных ВВ. Эта работа – крайне сложная и небезопасная как для собаки, так и для инструктора. Не говоря уж о том, что отнимала массу времени.
Сейчас ситуация с обучением собак МРС изменилась кардинально. Произошло это благодаря открытию немецкого физиолога и химика профессора Вольфа Кафки. После 6 лет упорной работы ему удалось синтезировать вещество, запах которого ассоциируется у собак со всеми органическими и неорганическими ВВ. Кафка назвал его октогеном.
Теперь достаточно натаскать собаку МРС на октоген, и она будет уверенно находить любое взрывчатое вещество – от черного пороха до гексогена и пластита. Время дрессировки сокращается в 4 раза. Для обучения больше не используются настоящие мины и бомбы, а лишь крохотные керамические трубочки, которые содержат небольшое количество октогена.
Этот метод имеет еще два важных преимущества. Прежде всего из-за очень слабого аромата вещества в трубочках удается обучить псов обнаружению даже самых незначительных количеств взрывчатки. К примеру, человека с капсюлем-детонатором МД-2 в кармане такая собака учует за 70 м. Более того, пес, приученный к запаху октогена, обнаружит и взрывчатое вещество, которое уже разработано, но пока еще не применяется.