"Найти живого человека для них - радость"

Многие из выживших под руинами рухнувшего "Трансвааль-парка" обязаны своим спасением служебным собакам. Таких людей было 39. Впрочем, для самих собак поиск пострадавших не более чем игра. Животные знают, что наградой для них будет лакомство или похвала кинолога. И все-таки, когда вместо живых людей собаки натыкаются на мертвых, они почему-то отходят в сторону и виновато заглядывают в глаза спасателям, будто извиняясь за то, что опоздали. Спустя несколько дней после завершения спасательной операции в "Трансваале" корреспондент ГАЗЕТЫ Татьяна Сейранян побывала в питомнике Центрального аэромобильного спасательного отряда (Центроспас) МЧС России.

'В таких случаях они впадают в пассив’

В числе первых прибывших на развалины аквапарка в Ясенево были спасатели из Центрального аэромобильного спасательного отряда (Центроспас) МЧС. Спасатель-кинолог Александр Никольский и лабрадор Тоник, а также их коллеги Андрей Андреев с биглем Атосом работали всю ночь с субботы на воскресенье. В рухнувшем «Трансваале» было много разбитого стекла, и собаки то и дело резали себе лапы. «Лапу перебинтовали, но повязка быстро съехала, – рассказывает Александр, – у нас есть специальная обувь, но в ней собака чувствует себя неуютно, а так когтями можно ухватиться за обломки».

Спасатели обследовали участок за участком, пытаясь не пропустить места, где могли находиться люди.

Когда людей заваливает, как это было во время землетрясения в Иране или в «Трансвааль-парке», они не могут позвать на помощь: шок не позволяет им сосредоточиться и подать хоть какой-то знак. Но собаки на это и не рассчитывают, их так учили: искать во что бы то ни стало. Если собаке кажется, что она нашла человека, она, как правило, садится. Некоторые делают это молча, хотя, например, Тонику молчать не позволяет темперамент: в таких случаях он всегда лает, подзывая к себе кинолога. Услышав похвалу (в экстремальных условиях не до раздачи лакомств), собака бежит искать дальше – чтобы не опоздать.

Из 21 собаки кинологической службы отряда Центроспас только один (голден-ретривер Перец) обучен искать мертвых. Все остальные ищут живых. Хотя кинолог, прекрасно знающий характер своей собаки, по ее поведению понимает, кто именно обнаружен. «Если под завалом мертвый, собака может забеспокоиться или сделать метку на этом месте, или отойти в сторону и виновато отвести глаза в сторону. В таких случаях они впадают в пассив», – говорит Александр Никольский.

В «Трансвааль-парке» Тоник и Атос нашли двух человек.

Живых.

За трое суток, в течение которых продолжалась спасательная операция в 'Трансвааль-парке’, собачьи смены менялись трижды: на место прибыли четвероногие спасатели из других питомников и собаки-волонтеры (те, что живут дома и выходят на работу в случае необходимости – как говорят спасатели, работать на «чээсе»).

В питомнике Центроспаса, который базируется в Жуковском, служат лабрадоры, бельгийские и немецкие овчарки и голден-ретриверы. Из них три «девочки», как ласково называют их кинологи, – Ева, Луша и Эстель.

По словам спасателя-кинолога Дениса Мамочкина, обучить работе на спасательных операциях можно любую собаку, но при этом выбор породы чаще всего зависит от места применения.

«В горах легче всего было бы сенбернару: шерсть спасает его от холода, а широкие лапы позволяют не проваливаться под снег. А в завалах проще работать легким собакам, тот же сенбернар чаще резал бы там лапы», – рассказывает Денис.

Их никогда не наказывают

В принципе, в питомнике обычно находится только дежурная смена собак, которые в любую минуту готовы выехать на место. Остальные живут у кинологов дома. Срок службы животных не более 7 лет – слишком опасная у них работа. Кстати, чтобы уберечь собак от лишних стрессов, их никогда не наказывают. В крайнем случае им делают замечание или делают вид, что не замечают их. Действует безотказно.

Они жизнерадостны и сосредотачиваются только на задании

Отправляясь в питомник, я думала, что увижу дисциплинированных служак, которые беспрекословно выполняют команды и не подают голоса без разрешения. Однако кинологи предупредили, что их собаки – самые любвеобильные и самые жизнерадостные, а сосредотачиваются они только на задании. И действительно, собаки встретили своих командиров заливистым лаем, а, прямо скажем, не маленький лабрадор Свист с разбегу прыгнул на руки к Денису Мамочкину – этот трюк он потом повторил еще пару раз. Тоник в это время без устали выполнял житейские команды типа «дай лапу, дай другую». Однако как только ему поручили 'искать человека’ (специально для ГАЗЕТЫ спасатели провели показательное выступление), он стал серьезным и без единого звука вышел на площадку. Тонику даже не нужно было говорить «работай», он и сам прекрасно знал, что от него требуется. Без труда преодолев несколько высоких барьеров и пробежав не оступившись по тонкой планке, Тоник за несколько секунд обнаружил спрятавшегося спасателя и, радостно виляя хвостом, громким лаем оповестил об этом окружающих.

Игра с таким исходом собакам нравится. При этом они не обижаются на людей, даже если те ведут себя не слишком-то вежливо. К примеру, во время спасательной операции после землетрясения в Иране хозяин одного из домов начал бросать в Тоника камни: ему показалось, что собака плохо ищет его родственников. Не обратив на это ни малейшего внимания, Тоник продолжил свою работу. Правда, в итоге ему удалось обнаружить только кошку.

Cамое сложное для собаки – высадка с вертолета

Обычно обучение собак продолжается около года. Правда, Свист поехал искать пострадавших после взрыва госпиталя в Моздоке, когда ему было всего 8 месяцев от роду. Денис Мамочкин скромно заметил, что, несмотря на крайне юный возраст, его питомец поработал хорошо.

Сейчас Свист продолжает тренироваться и периодически выезжает на задания в Москву. Несмотря на ежедневные тренировки и специальный экзамен, который собаки должны выдержать, прежде чем попасть на операцию, первый реальный опыт для них всегда становится тяжелым испытанием.

Особенно сложен для животных момент спуска с борта вертолета. Это всегда страшно: собака ни в какую не хочет покидать машину и цепляется за стены всеми четырьмя лапами. Но приходится. Как правило, животные 'десантируются’ закрепленными при помощи спецснаряжения либо за спиной, либо между ног кинолога.

Зато уколов собаки не боятся совершенно: во время командировок на войну и на чрезвычайные происшествия случается всякое. Сейчас, например, одна из овчарок восстанавливается после контузии в Чечне. Ее специализация – поиск взрывчатки.

Ничего не забывают и ничего не рассказывают

Кинологи говорят, что собаки, как и люди, ничего не забывают. Правда, и ничего не рассказывают. Впрочем, спасатели, когда их просишь рассказать о работе, тоже делают это не слишком охотно, предпочитают отшучиваться. Еще они не любят разговоров о деньгах: нашим спасателям трудно понять, почему их коллегии в Англии, например, получают в год 45 тысяч фунтов, а они – всего 3 тысячи долларов.